суббота, 14 мая 2016 г.

20 декабря 2015 года

Семья большая, такое ощущение, в основном одним супом питаемся, сегодня снова готовлю. Хотя только вчера готовил и в той же большой кастрюле. Вчера гороховый, сегодня вермишелевый. Про вчерашний суп Игорь спрашивал: «Что за суп?». Говорю: «Гороховый». Игорь вопрошает: «А где горох?». Говорю: «Горох мелкий, плюс разварился». А сам про себя подумал: «Маловато гороха добавил». Обычно наоборот, каша вместо супа получается.

Поработал в удовольствие, но до конца ещё не доделал. Письма и поздравительные открытки просканировал в компьютер, так сказать перевёл информацию в цифровой статус. Ксю говорит, занимаюсь бесполезным делом (а она, видите ли, и многие — многие, полезным делом заняты - «игры компьютерные играют»).

Эти письма и открытки хранила же (жена), так почему бы им не продлить жизнь. В компьютер перенёс, в интернет в «лицо-книгу» перенёс, некоторые в открытом доступе, некоторые вижу только я. Более личные. Теперь будут они раз в году всплывать, каждая в своё время, напоминать мне (или нам) о временах, когда мы писали друг другу письма, поздравляли открытками с праздниками.

Смотрели и читал конверты с письмами и было такое ощущение, что вижу их впервые и, тем более, не читал. Удивился их количеству. Мне писали, я писал и наоборот. Из друзей писали Евгений и Роман, из братьев, все три, но Андрей чаще. Некоторые из них были очень откровенны в письмах, откровеннее меня. Некоторые ошибались в своих советах.

Думаю, была бы жизнь поспокойнее, было бы больше свободного времени до сих пор писал письма. Пошёл бы не спеша, ради прогулки, купил бы конверт или открытку, написал письмо. Потом пошёл бы на почту, отстоял очередь ради марок и отправил письмо.

Отдыхал много, три дня (пятницу, субботу и воскресенье), много сделал по дому и про хобби не забыл, но не почувствовал удовлетворения, хотя впереди праздник Новый год и выходные дни. Что б поднять настроение, хотя бы на какие-то миги, пожарил мяса с луком на масле подсолнечном и покушал, выпивая две рюмки спирта медицинского разбавленного с водой. Стало спокойнее, стало веселее.

У меня же для слякотной погоды обуви нормальной нет, кроме резиновых сапог. И то их сначала найти надо. Но не буду же я ходить — ездить в них на работу вне города Подольска, ближе к Москве, в метро (особенно) и так далее. Есть две пары зимней обуви с треснувшими подошвами. Пройдёшь три метра по жижи и сразу почувствуешь неприятный холодок. Чуда не произойдёт (ждал, не дождался), закономерно до раздражительности.

Можно, конечно, по колдовать над обувью, может, и выйдет толк. Заклеить трещину на подошве резиновой заплаткой от камеры, может, продержится, не соскочит. Великий сказал, мол, держи ноги в тепле, я же (считаю) люблю, когда ноги в комфорте, опять же, в тепле. Приятного мало, когда с самого утра промочить ноги.