вторник, 3 мая 2016 г.

29 ноября 2015 года

Выглянул в окно и загляделся. Море цветов и элементов живой и неживой природы. Восход солнца при ясном зелено-голубом небе с тучами, которые розовые и не только. Неизвестные мне оттенки розового. Присутствуют элементы обычного вида из окна. Часть микрорайона, далее дорога по которой постоянно едут навстречу друг другу (в противоположные стороны) машины. Далее всё тот же лес в тумане курился, нежился в туманной прохладе морозной. Чем дальше, тем туман гуще. Вот над лесом спутываются обычное с необычным, туман с небом. Летят птицы мимо, видны следы от самолётов. За лесом видна верхняя часть города: верхушки построек, выше всего дымящие трубы. Ветер сносит дым в сторону, не столбом. Жизнь кипит. 

На другой стороне дома, противоположной восходу, картина более мрачная, застывшая. Хотя кругом стоят величаво многоэтажки с окнами и лоджиями. Яркие лучи солнца сюда не дошли, от этого серость. По стадиону по овалу несётся одинокий бегун. Знаю, ему-то хорошо, он ощущает, как становится его тело поджарым, а мысли ясными. Разминает свой организм, задаёт ему темп. Он ощущает жизнь и себя в полной мере. 

Времени чуть прошло, картина за окном кардинально изменилась. Город, лес, дорога остались на месте, но другое нет. Тучи закрыли от солнца исходящий свет, но не смогли закрыть само солнце. Видна верхняя часть диска, ещё легко разглядеть солнце, видимую её часть. Тучи стали бледно-фиолетовыми, небо более голубым. Такое же яркое, прочерченное следами от самолёта. Следы раздулись в ширь. 

Прошло ещё чуть времени. Солнце поднялось выше, стало ярче, невозможно смотреть, слепит глаза. 

Обычно солнце встаёт вне обзора моего окна, для меня, чуть левее. И частенько прикрыто тучами. Хотя, кто считал. 

Интересно, есть ли в наше время люди — писатели, которые словно Щедрин и Гончаров, будучи в чиновничьей шкуре, описали б чиновничий беспредел и всю прогнившую систему в плане своего первоначального законного предназначения. В плане творить беспредел в своих шкурных интересах система, скорее всего, идеальна.